Что узнали и увидели Черниговские журналисты во время пресс-тура на ЧАЭС

13:40, 27 апреля 2016

Общество
«Новый безопасный конфаймент» на ЧАЭС

«Новый безопасный конфаймент» на ЧАЭС. Фото: Юлия Ковтун

За неделю до 30-й годовщины катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции черниговские журналисты отправились в пресс-тур в зону отчуждения: мы увидели воочию четвёртый энергоблок, построенный на 80% новый саркофаг и мёртвый город Припять. На всё про всё три часа.

Как только мы вышли из специальной электрички, которая ежедневно везёт работников на ЧАЭС, наш дозиметр сильно запищал: его показатели достигали практически 500 мкР/час, а в Чернигове в этот же день мы смогли зафиксировать до 18 мкР/час.

Работники атомной станции рассказали, зачем строить новый объект укрытия

Объект «Укрытие» (более известный под названием «Саркофаг») – это сооружение, которое было построено над четвёртым энергоблоком сразу после аварии, времени на разработку проекта не было, поэтому все технические решения принимались по принципу «здесь и сейчас». Старый объект «Укрытия» был построен как временная локализующая оболочка, по состоянию на сегодня свою функцию он выполнил. Об этом журналистам рассказала специалист отдела международного сотрудничества и информации Юлия Марусевич, которая работает на станции с 1997 года.

Люди работали в сложнейших радиационных условиях. При подъезде к разрушенному блоку уровень гамма-излучения достигал 500 мкР/час. Северная зона разрушенного объекта – это уже 1000 мкР/час. Чем ближе к реактору, тем уровень радиации больше. Первыми пострадали работники станции, которые приняли на себя самый сильный удар. В одном из докладов я прочитала, что в течение первых двух лет после аварии на ЧАЭС было потрачено около 20 млрд рублей, но самая высокая цена – это несомненно человеческая жизнь.

рассказала Юлия Марусевич.

По её словам, на протяжении первых 10-ти дней после аварии в воздух было выброшено огромное количество радиации. Пострадали: Украина, Беларусь, Восточная и Западная Европа, Скандинавские страны. В общей сложности 200 тыс км² территории.

В результате взрыва на четвёртом энергоблоке, топливосодержащие материалы, которые поначалу были сосредоточены внутри активной зоны реактора, начали своё движение в подреакторные помещения. Возникла угроза расплавления подфундаментной плиты здания четвёртого энергоблока, а затем радиоактивные массы просочились бы в грунт и результаты аварии могли бы быть намного серьёзнее.

Поэтому было принято решение о строительстве так называемой «ловушки», которая должна была охлаждать топливосодержащие материалы. Для этого под четвёртым энергоблоком люди буквально голыми руками прокапывали тоннель на глубине 12 м. Они оказались незащищёнными, ведь даже респираторы не выполняли свои фильтрующие функции. Затем в плиты были заведены 12-ти мм трубы, через которые должна была качаться холодная вода, но в этот момент топливосодержащие материалы охладились самостоятельно.

рассказывает Юлия Марусевич.

В результате аварии на четвёртом энергоблоке сосредоточено 1,3 тыс тон топлива и тысячи тысяч радиоактивных отходов. Эти материалы высокоактивные и долгоживущие, поэтому требуют постоянного контроля. Но Юлия Марусевич утверждает, что сейчас на станции есть необходимое оборудование, которое позволяет контролировать эти массы. К тому же за последние 18 лет на энергоблоке не было замечено никаких подозрительных изменений.

Старый объект «Укрытие» был построен почти 30-ть лет назад, свою функцию он выполнил, и срок его эксплуатации подходит к концу. Поэтому сейчас остро стоит вопрос о введении в эксплуатацию «Нового безопасного конфаймента» (в переводе «удержание»).

Чем отличается новый «саркофаг» от старого?

Новая конструкция имеет форму арки, она была построена двумя половинами, элементы которого соединены специальными болтами высокой прочности. Габариты арки впечатляют: ширина 260 м, длинна 150 метров, высота 110 м, толщина арки составляет 12 м. Её работа рассчитана на 100 и более лет.

Предполагается, что в межарочное пространство постоянно будет закачиваться теплый воздух. Это будет препятствовать влажности и, как следствие, коррозии метала. Арка – герметичное сооружение, поэтому радиоактивная пыль, которой внутри сооружения сейчас около 4-х тонн, не будет выбрасываться в воздух.

подчёркивает Юлия Марусевич.

Вместе с тем существующий объект «Укрытия» изначально не был герметичным, а в течение 20-ти поставарийных лет существовал риск обвала конструкции. За эти годы несколько раз осуществлялись работы по герметизации нестабильных конструкций, но тем не менее объект все равно оставался негерметичным. Поэтому внутри нового саркофага монтируется специальное оборудование, которое будет задействовано во время демонтажа существующего объекта «Укрытия».

Арка строится на расстоянии 330 метров от четвертого энергоблока. Но больше всего людей волнует вопрос, как можно накрыть энергоблок саркофагом, построенным рядом. По совам Марусевич, подрядчик «Novarka» утверждает, благодаря специально вмонтированным конструкциям арка сможет пройти это расстояние за 3 дня.

Как только новый конфаймент будет введен в эксплуатацию (запланировано на конец 2017 года), то работники станции сразу же приступят к демонтажу нестабильных конструкций существующего саркофага. В будущем человеческий фактор на ЧАЭС будет сведён к минимуму.

Программа по преобразованию проекта «Укрытие» осуществляется за счет бюджета Украины и стран-вкладчиков, которые вносят свои части в специально созданный Чернобыльский Фонд «Укрытие». Главным распределителем финансов и одновременно одним из самых больших стран-доноров является ЕБРР.

Сегодня на Чернобыльской атомной электростанции работает около 1400 человек, но их количество постоянно растёт, ведь объект «Укрытие» должен быть здан к концу 2017 года. По словам специалиста по координации строительства группы по управлению проекта «Новый безопасный конфаймент» Пётра Британа, большинство работ выполнено на 80%.

В результате аварии на ЧАЭС пострадали тысячи людей

Марусевич утверждает, что людей со станции достаточно быстро эвакуировали, но одного человека найти всё-таки не удалось, а ещё один умер утром в больнице Припяти. Практически весь персонал станции был отправлен в клиники Москвы и Киева с диагнозом острой лучевой болезни. С апреля по август умерло 29 человек, в первые месяцы после аварии около 300, а за всё поставарийное время – около 150 тыс. Об этом журналисту сайта ProCn рассказали работники ЧАЭС.

В результате аварии на ЧАЭС в Черниговской области пострадало 22% населения. Сегодня в нашем городе живёт 8 тыс участников ликвидации последствий аварии и 461 семья уже умерших чернобыльцев. Пострадали также природа и техника.

Если говорить о технике, то Юлия Марусевич продемонстрировала журналистам из Чернигова фотографии так называемых «находок» техники (фото в файле в альбоме ниже), которые просто были забетонированы в земле.

Речь идёт лишь об одной локальной зоне возле четвертого энергоблока, где в течение 2009-2012 гг. проходили работы по подготовке площадки для сооружения на ней «Нового безопасного конфаймента». Там нашли четыре единицы техники, включая 80-ти тонный гусеничный кран, которые были таким образом захоронены из-за огромного радиационного излучения. Сегодня эта техника захоронена в специальных могильниках в 30-ти км зоне.

Закрытие ЧАЭС – это сугубо политическое решение

В пресс-тур на атомную станцию с нами поехал также заслуженный журналист Украины Сергей Гайдук, который не был на станции 20 лет, а перед этим проработал там 5 лет. Он рассказал, что в те годы персонал станции сначала ощущал во рту вкус метала, но потом привык. К слову, во время пресс-тура на ЧАЭС черниговские журналисты не ощутили этого привкуса.

Я ушёл со станции, когда понял, что её работа приходит в упадок. Вы только представьте, что раньше тут работало около 6-ти тыс человек, сейчас лишь две. Станция превратилась из изготовителя в потребителя электроэнергии.

рассуждает Сергей Гайдук.

Былые времена вспоминает и специалист по связям с общественностью и прессы Станислав Шекстело, который проработал на ЧАЭС уже 26 лет.

До аварии станция изготовляла 150 млрд кВт электричества, а после – 158 млрд кВт. То есть мы ликвидировали не только техногенную катастрофу, а и частично экономику страны. Между Украиной и странами «Большой семёрки» в 1995-м году был подписан Меморандум, который предполагал досрочную остановку работы станции. Но мы могли еще долгое время работать с третьим энергоблоком, потому что в соседних странах такие работают без проблем. Это политическое решение не сопоставимо с экономическими потерями станы.

считает Шекстело.

Сегодня ЧАЭС требует огромных вложений со стороны государства. К тому же были потрачены значительные суммы на Хмельницкую и Ровенскую атомные электростанции. Ведь половина энергии, которую вырабатывают в Украине, - рассказывает Шекстело, - вырабатываются именно благодаря атомным электростанциям.

Припять – это город, который умер в возрасте 16-ти лет

Большинство «экспертов» считает, что 30-ти километровая зона отчуждения уже никогда не станет местом обитания людей. Да, там учёные могут наблюдать за флорой и фауной, а работники – проводить необходимые работы на ЧАЭС, но там уже никогда не будет жить человек.

Город энергетиков, как его часто называют, насчитывал больше 25 национальностей,  а средний возраст его жителей составлял 25 лет. Да, и сам город прожил всего16  лет.

До аварии Припять населяло 50 тыс людей. Для сравнения в Чернигове сейчас живет около 295 тыс, а в соседнем Славутиче 25 тыс людей. В городе работало 5 школ и 15 детских садиков, 25 магазинов (один из первых супермаркетов в СССР, его фото есть в альбоме ниже), кинотеатр…

Этот список можно продолжать и продолжать, ведь в Припяти некоторые объекты так и не были введены в эксплуатацию. Например, «Колесо обозрения» было протестировано, но его открытие запланировали на 1 мая, а 26 апреля произошла авария. То же самое касается и стадиона, где еще можно увидеть трибуны, но уже не совсем понятно, где поле, ведь на нем уже 30-ть лет растут деревья.

Природа сама себя лечит. «Бурый лес» вы уже не увидите, ведь он зарос реанимированными деревьями. И мы, работники станции, за многие годы так и не увидели двуглавых животных, а в озере все это время плавает нормальная рыба.

рассказывает Шекстело.

Припять – это город, который удручает намного больше, чем кладбище. К сожалению, за 30-ть лет он практически полностью зарос, квартиры обокрали мародёры, а находится там долго вообще не желательно. Тем не менее Станислав Шекстело пояснил журналистам, что при соблюдении всех правил безопасности, работать в этих краях можно, но жить в 30-ти километровой зоне уже никто и никогда не будет.

UserCommentAvatar

Авторизируйтесь или войдите через Image или Image

Image
Image
Image

Войти используя социальные сети

Войти используя социальные сети

Войти в аккаунт

Нужна помощь?

Создать новую учетную запись

Измениить свои данные вы сможете в личном кабинете после окончания регистрации